Братья Щегловы - Петр
Петр Щеглов
Имя Щеглов Петр Александрович
Вид спорта спидвей, мотогонки на льду, мотокросс
Разряд/звание мастер спорта СССР
Класс в настоящее время в гонках не участвует
Город/регион г. Абакан Республики Хакасия
Личные достижения семикратный чемпион СССР, шестикратный чемпион РСФСР;
в 70-80-х гг. - тренер команды ДОСААФ Хакасской автономной области

Интервью опубликовано в газете "Абакан" в сентябре 2008 года

Если бы вы увидели его на улице, ни за что не подумали бы, что этот скромный человек - знаменитый на всю страну мотогонщик. Имя Петра Щеглова помнят сейчас только страстные поклонники мотокроссов и гонок по льду 60 - 70-х годов минувшего ХХ века. Он тот, кого можно назвать забытым кумиром. Забытым незаслуженно. Ведь семикратный чемпион СССР, шестикратный чемпион России, обладатель 28 медалей разного достоинства абаканец Петр Щеглов - человек удивительный. И не только победами, но еще и тем, что своими руками собирал и реконструировал мотоциклы, вырастил множество знаменитых мотогонщиков нашего города, создал уникальный по мощности мотор и даже ездил на настоящем ракетном топливе!

- Было это еще в Кемерове, где я жил до того, как переехал в Абакан, куда меня пригласили развивать технические виды спорта, - вспоминает мотогонщик. - Мне предстояло участвовать во всероссийских соревнованиях, на которых надо было защитить честь Кузбасса. Естественно, мы с друзьями по мотоспорту к ним активно готовились, в том числе и технически. И вы не поверите, какую штуку мы провернули: достали гептил-метан - ракетное топливо! Мы узнали, точнее догадались (об этом нам никто бы не сказал), что неоднократный чемпион России и Советского Союза по мотоспорту Иван Клевнов добавлял его в качестве присадки в спирт, на котором ездил. Тогда ведь можно было заливать бак любым топливом. А я и многие мои друзья, так же как и он, ездили не на бензине, а на спирту. Мы отыскали из наших болельщиков тех, кто мог эту ядовитую штуковину достать, убедили их помочь, и наконец получили сверхскоростную присадку. Стоило добавить это вещество в бензин, мотоцикл сорвался с места как бешеный и помчался на сумасшедшей скорости! А нам и болельщикам только этого и было надо. Наверное, больше даже им, чем нам. Ведь как люди любили своих гонщиков, как переживали за нашу победу, если достали гептил-метан! Тогда за такое расстреливали. Правда, стать мотогонщиком-ракетой мне не удалось. Я не знал, в каком соотношении разбавлять присадку спиртом. Поэтому прикидывал на глаз и ... перехимичил. Два раза из-за этого на всероссийских соревнованиях мимо призовых мест пролетел! После старта мотоцикл мчался, как вихрь, а к финишу скорость снижалась, и я до него уже тихо дотягивал. Обидно было!" - почему-то очень веселым голосом вспоминает Петр Щеглов этот необычный случай в своей жизни.

Он вообще человек добрый и жизнерадостный. Наверное, еще и поэтому его всегда так любили многочисленные кемеровские, а затем и абаканские поклонники. Поэтому помогали не только достать ракетное топливо, но и во многом другом. Увлечение мотоспортом еще каких-то 30-40 лет назад было делом трудным и хлопотливым. Для того чтобы достигать в нем успехов, нужно было ездить на мощной и современной технике, которой в стране не было. Все, что доставалось спортсменам: чешские железные кони марки "Ява" и "ЧЗ" или советские "Ижи" и "ковровцы". "Мотоциклы были замечательные, но все же приходилось их переделывать: изготавливать другие моторы, рамы, - рассказывает наш сегодняшний герой. - Это называлось - реконструкция. И было очень непросто. Чтобы изготовить двигатель, нужны очень качественные металлы. Например, высоколегированный чугун и сталь, которые применялась для выплавки гильз и оборудования буровых. Нужны были специалисты, которые могли выточить ту или иную деталь, по сотым миллиметра подгоняя каждую выемку до нужного размера, а потом обработать ее при определенной температуре в специальной печи. Сам я все это сделать не смог бы, хотя кое-что и умел, поэтому ходил по различным заводам, благо их в Кемерове было много, и через болельщиков заводил там знакомства и связи с мастерами. И ведь какие замечательные были люди: они мне помогали! Причем совершенно бескорыстно, часто после рабочего дня или отрывая минуты от выполнения заводской нормы. Только один мотор делали на пяти заводах! Мы с мастерами и их начальством так подружились, что на некоторые, даже закрытые, работавшие на оборонку, мне потом предоставили доступ к оборудованию. А на реконструированных мотоциклах я еще долго брал призовые места, в том числе и на абаканском кроссе имени Чебодаева, где меня заметил и позвал в Хакасию работать начальник местной автошколы Михаил Павлович Жданов. И уже после того, как я переехал, на трех реконструированных еще в Кемерове мотоциклах ездили мои воспитанники, которые потом завоевывали разные звания: Валерий Фролов, Сергей Путинцев, Владимир Шамшудинов, Виктор Абросимов", - с гордостью замечает Петр Александрович.

Кстати, сам он к тому моменту был уже мастером спорта СССР и двукратным чемпионом России, а в технике поднаторел настолько, что создал мотор, аналогов которому к тому времени в Советском Союзе не было! Дружба с мастерами различных заводов очень помогла нашему герою развить собственные технические способности.

"Я тогда был в Москве на очередных сборах мотогонщиков со всей России, - вспоминает Петр Щеглов. - И у меня, да и у остальных ребят, приехавших на сборы, появилась возможность побывать в научно-исследовательском институте "Мотопром", где разрабатывали технику для лучших спортсменов страны. Там в это время как раз усиливали мощность мотора для члена сборной СССР, которому предстояло участвовать в очередных гонках международного класса. Конечно, когда мы туда зашли, сначала только и делали, что с восторгом смотрели по сторонам: в НИИ такое оборудование стояло, на котором можно было что угодно реконструировать! Каждый ходил и думал: "Мне бы эти станки!" Ведь тогда почти все гонщики сами переделывали мотоциклы. Я все ходил и любовался, пока ко мне внезапно не подошел наш тренер. Чего, говорит, время зря теряешь, сделай что-нибудь, пока возможность есть: нам разрешают пользоваться станками. Ну, я обрадовался, и давай двигатель ЧЗ-250 совершенствовать. Да так сработал, что когда мотопромщики его потом на специальном оборудовании испытывали, удивились: мощность мотора увеличилась до 36 лошадиных сил! А мировым стандартом считалась 31. Мало того, я позже узнал, что повысил мощность двигателя даже лучше специалистов всего НИИ "Мотопром". Оказалось, члену сборной СССР по мотокроссу перед чемпионатом мира они делали мотор в 34 лошадиные силы. После испытаний ко мне приходил работник института, хотел взять двигатель на замеры. Он, видимо, собирался узнать, какие детали подточить, чтобы добиться моего результата. Но я не стал двигатель замерять. Его мощность осталась моим личным техническим секретом", - с явным удовольствием заключает Петр Щеглов.

На мотоцикле с уникальным усовершенствованным мотором наш сегодняшний герой, кумир многих мальчишек и мужчин 60-70-х годов, в очередной раз стал чемпионом России и Советского Союза. Он вообще всегда был первым. Даже когда оказывался вторым.

"Помню, когда я только начал заниматься гонками в кружке при ДОСААФ, в Иркутске проходили соревнования Сибири, - рассказывает Петр Щеглов. - И несмотря на то, что мне тогда не исполнилось даже шестнадцати и не было прав, я на них выступал. Правда, в качестве подставного. То есть документы на специальную комиссию подавал мой друг, Валера Кузнецов, проходил ее тоже он, а ездил я. Занял призовое место. Другу выписали грамоту, а я был счастлив. Осознание того, что ты лучший, важнее любой грамоты. Особенно когда мечтаешь об этом с детства. Я же с малых лет гонял. И знаете на чем? Выдирал с корнем подсолнух и давал газу по огороду, а потом по улице! Пыль столбом была! Чем больше корень, тем больше пыли. Так я учился ездить", - заканчивает свой рассказ один из самых выдающихся людей нашего города, мотогонщик Петр Щеглов.

Записала Мария Кидяева, газета "Абакан"